Периоды Детского Возраста, Особенности Воспитания и Развития Детей

1-3 года Рекомендации Родителям

Многие психологи выделяют второй и третий год жизни ребенка как время, когда в его развитии главенствующую роль играют действия с предметами. Эпоха предметной деятельности — так называют они возрастной период от года до трех. «Позвольте, но ведь ребенок начинает действовать с предметами с той самой минуты, как только оказывается способен что-то схватить своей ручонкой! И мы знаем, что уже на первом году жизни такие действия могут быть разнообразными и довольно сложными. Почему же тогда точка, с которой начинается отсчет новой эпохи детства, отодвинута к году?»

Манипуляции, которые малыш проделывает с предметами на первом году жизни, порой сложны и разнообразны; он может научиться отдельным действиям, которые показывает ему взрослый, может даже переносить освоенное действие с одного предмета на другой: научился катать шарик — начинает катать все круглое.

Но если приглядеться, во всех манипуляциях младенца есть одна общая черта — он использует лишь внешние свойства предметов. Ложкой ребенок действует так же, как палочкой, карандашом или совочком. А ведь главное, что отличает всякий предмет, — это то, как он людьми используется. Свойство это не внешнее, оно до поры до времени скрыто, и ребенок сам по себе до него добраться не в состоянии. Малыш бесконечное число раз может открывать и закрывать дверцу шкафа, может долго стучать ложкой об пол, но от этого он ни на шаг не продвинется в понимании того, зачем нужны эти предметы, в чем их назначение. Открытие назначения предметов как раз и возвышает предметную деятельность над простым манипулированием.

Назначение предмета малыш усваивает совершенно иначе, чем в простом подражании. На подражание способны и животные. Можно научить обезьяну пить из кружки, и она будет это делать. Но если ей вдруг захочется пить и она увидит воду в ведре, она станет пить из ведра; не будет ведра — выпьет из лужицы на полу или на земле. А кружку, когда у нее нет жажды, она может употребить для самого разнообразного: будет бросать её, стучать ею…Ребенок же открывает для себя постоянную роль предмета, которая закреплена за этим предметом на протяжении многих человеческих поколений и которая, не изменяется в зависимости от сиюминутных потребностей. Это, вовсе не означает, что усвоив, зачем нужен предмет, ребенок всегда будет использовать его только так, а не иначе. Даже поняв, что карандаш, в отличие от простой палочки, может оставлять следы на бумаге, малыш может использовать карандаши не для того, чтобы чёркать и рисовать, а для того, чтобы катать их по столу. Но важно, что при этом он все-таки знает, в чем истинное назначение предмета. Когда двухлетний шалун, делает вид, что надевает на голову свой ботиночек, он явно обнаруживает чувство юмора. Он смеется, как бы говоря всем: смотрите, как смешно, когда вещь употребляется не к месту! Заметьте: когда малыш усваивает действия с предметами обихода, он вместе с этим постигает и некоторые правила поведения, связанные с этими предметами, узнаёт, как надо вести себя в обществе. Раскапризничавшись, ребенок бросает чашку на пол, но тут же на его лице можно увидеть испуг и раскаяние: он уже понимает, что нарушил правила обращения с вещью, обязательные для всех.

В корне меняется поведение ребенка в тех случаях, когда он встречается с новым для себя предметом. Младенец, заполучив какую-нибудь новую вещь, начинал просто манипулировать с нею, пуская в ход все освоенные им движения.Теперь же ребенка начинает интересовать, для чего этот предмет служит, как его можно употребить.

Но не все новые действия, которые малыш усваивает, одинаково значимы для его психического развития.

От чего зависят особенности разных действий? 

Прежде всего от того, каковы сами предметы. Сравним вещи, которыми мы пользуемся в обиходе, и игрушки. Способ употребления одежды, посуды, мебели всегда строго определён. С игрушками же можно обращаться гораздо свободнее. Правда, есть такие игрушки, которые созданы специально для того, чтобы с ними выполнялись совершенно определенные действия, — среди них, например, пирамидки или матрешки.

Они отличаются от тех игрушек, которые можно употреблять в игре по-разному, — к числу таких относятся кубики и мячи. Организуя занятия с детьми, знакомя их с разнообразным миром вещей, приходится учитывать, что для психического развития малыша наиболее важно овладевать действиями с теми предметами, способ употребления которых достаточно однозначен.

Но и сами эти способы различаются между собой. Действие может быть простым (чтобы открыть дверцу шкафа, надо потянуть за ручку), а может быть и сложным, требующим учитывать свойства предмета, и то, как он связан с другими предметами (например, в случае, когда совочком надо выкопать яму в песке). Понятно, что те действия, которые предъявляют больше требований к психике, более полезны для её развития.

Еще в младенчестве ребенок мог манипулировать с какими-то двумя предметами — складывал их, пытался нанизать друг на друга, накрывал один другим. Но при этом он не учитывал свойств этих предметов: не подбирал их по величине, по форме, не располагал их в каком-либо порядке, — словом, не соотносил их между собой. Когда же он начинает осваивать соотносящие действия, то, как явствует из самого термина, ему надо привести два предмета (или несколько предметов, или несколько частей одного предмета) в определенные пространственные взаимоотношения. Именно это проделывает ребенок, когда складывает пирамидки из колец, учится обращению с разнообразными сборно-разборными игрушками, закрывает коробки крышками. Чтобы правильно сложить пирамидку, надо учесть соотношение колец по величине: сначала надеть на стержень самое большое, а затем последовательно переходить ко все более маленьким. Удалось действие или не удалось, видно по результату: вышла ли правильная  пирамидка. Самостоятельно такой результат ребенок получить не в состоянии, да он и не стремится к нему на первых порах: его вполне устраивает то, что он нанизал кольца на стержень — последовательность совершенно не важна! 

На помощь приходит взрослый. Он показывает малышу, как надо действовать, обращает внимание на ошибки, учит добиваться правильного результата. Рано или поздно ребенок действием овладевает, но выполняться оно может разными способами и способы эти не равноценны.

Все зависит от того, какова именно была помощь взрослого. Если малышу дали только образец действия, многократно разбирая и собирая пирамидку у него на глазах, скорее всего он запомнит место, на которое попадает каждое кольцо при разборке; разбирая пирамидку сам, он запоминает, куда он кладет кольца, и старается нанизать их снова точно так же.

Возможен и другой вариант: взрослые обращают внимание ребенка на ошибки и на то, что их надо исправить. В этом случае наиболее вероятно, что он начнет действовать путем проб, замечая допущенные ошибки и исправляя их.

Но есть и третий способ: можно научить ребенка предварительно примеривать кольца, выбирать самое большое из них. Тогда малыш научится подбирать нужные кольца и надевать их на стержень по порядку. Этот способ оказывается наиболее отвечающим цели, он позволяет выполнять действие в самых разнообразных ситуациях. Дети же, обученные первыми двумя способами, не могут, например, собрать пирамидку, если вместо привычных пяти колец получат десять.

Ребёнок знакомится, с самыми простыми: ложкой, чашкой, совочком, лопаткой, карандашом… Но хоть и просты эти вещи, это все-таки именно орудия. Осваивая их, малыш впервые учится перестраивать движения своей руки в зависимости от того, как они устроены.

Последите, как ребенок постигает умение пользоваться ложкой. Она устроена так, что, зачерпнув ею пищу, надо поднять ее вверх, не наклоняя, а уж потом отправить в рот. Но ведь‚ невооруженная ложкой рука, несущая пищу, действует совсем иначе — по прямой линии сразу ко рту. Значит, движение руки, в которую попадает ложка, должно перестроиться. Сразу это орудийное действие ребенок усвоить не может. Сначала ложка служит ему просто продолжением руки. Он захватывает её в кулачок, как можно ближе к углублению, зачерпнув при помощи взрослого пищу, косо несет ее ко рту (так он нес бы пищу, если бы у него в руке не было ложки). Все внимание его устремлено не на ложку, а на пищу. Естественно, значительная часть того, что было в ложке, выпадает или разливается. И лишь постепенно малыш начинает улавливать связь между тем, чем он действует (ложкой), и тем, на что действие направлено (пищей). Успеха он будет добиваться сначала лишь от случая к случаю, пока рука не приспособится в достаточной степени к свойствам ложки — возникнет орудийное действие.

Такие действия в этом возрасте остаются во многом несовершенными, в дальнейшем они еще должны отрабатываться. Но важнее другое — ребенок усваивает сам принцип употребления орудий. Это происходит и тогда, когда он учится копать совочком или лопаткой песок, чёркать карандашом по бумаге. Вот почему так полезны игрушки, которые взрослые стараются дать малышу: молоточек (с его помощью, можно забивать колышки в песок), пластиковые винты и отвертку. Стоит поощрять такие игры-занятия, в которых перед ребенком стоит задача использовать подходящие предметы в качестве простейших орудий для того, чтобы добиться желаемого: достать далекий предмет палкой, выловить черпачком шарик из банки с водой. Действия с предметами-орудиями оказывают наиболее существенное влияние на интеллектуальное развитие ребенка.

5-6 лет Домашняя работа: Как Приучить Ребёнка к Домашним Обязанностям

Пятилетняя девочка застелила утром свою постель. Она потратила на это массу времени и энергии, но результат был неважным — полно складок и неровностей. И все-таки мать увидела, что налицо картина намного лучше той, которая до тех пор представала ее глазам: обычно дочь оставляла за собой путаницу из простыней, одеял и подушек.

— Выглядит великолепно, — сказала она дочери.

В материалах этого раздела мы пытаемся взглянуть на проблемы детства, связанные с тем или иным отрезком возрастного развития.

Мать была в радостном недоумении: неужели это ее дочь,которая только вечером потратила столько энергии, пытаясь отговориться от того, чтобы помочь накрыть на стол и убрать свои игрушки?

Кажущееся противоречие легко объяснимо. Этот возраст — переходный, если говорить об отношении детей к домашним делам. Они уже достаточно взрослы, чтобы справиться со многими обязанностями, но еще достаточно малы, чтобы их можно было легко отвлечь от дела, которое им предстоит выполнить. Они уже достаточно взрослы, чтобы стремиться показать, насколько они ответственны, но еще достаточно малы, чтобы избегать всякой работы, которая представляется им скучной. Они уже достаточно взрослы, чтобы им можно было поручить регулярную работу по дому, но еще достаточно малы, чтобы мы не ждали от них выполнения такой работы по их собственной инициативе.

По всем этим причинам возраст в пять-шесть лет — идеальное время для того, чтобы дети начали учиться выполнять домашние обязанности регулярно, — при условии, что родители понимают известную ограниченность возможностей ребенка и что их больше волнует сам процесс научения, чем конечный результат.

Предпринятое в надлежащем духе научение ребенка навыкам работы по дому многое даст для роста его самосознания. Оно позволит ребенку чувствовать себя независимым и компетентным. Всякий раз, когда пятилетний ребенок кормит собаку, или относит посуду в кухню, или убирает свою одежду, он знакомится с чувством ответственности, и это становится плюсом в его внутреннем самоощущении. Он нуждается в плюсах, способных перевесить минусы — промахи, ошибки и неудачи, которых никто не может избежать. Дети, набирающие большое количество таких плюсов, вырастают оптимистами, которые охотно берутся за всё новое. И всё потому, что они понимают: приложенные усилия должны привести к результату.

Какие работы можно поручать ребенку?

 Дети, посещающие детский сад, и первоклассники достаточно компетентны для того, чтобы взяться за значительно широкий круг обязанностей по дому: накрыть на стол и убрать посуду со стола, положить грязное белье в корзину, а чистое белье — в ящик комода, застелить свою постель, дать еду и питье щенку. Ребенок может также помочь вам готовить, может сам сделать себе бутерброд, намазав на него масло, налить себе сока или молока из пакета.

Не ожидайте, что ребенок примется за дело сам

Как же можно превратить ребенка этого возраста в прилежного партнера в домашних делах? Прежде всего важно, чтобы родители сами включались в работу настолько часто, насколько это возможно, особенно вначале. Многие родители полагают: раз ребенок что-то делает в их присутствии, значит, он сможет делать это и без них.

Обучение всякому домашнему делу можно разделить на три ступени:

  • вы и ваш ребенок занимаются им вместе. 
  • ребенок делает все сам, но под надзором или при напоминаниях. 
  • он принимается за работу по собственной инициативе. 

Педагоги и психологи наблюдали за пяти-шестилетними детьми. Оказалось, что они, если им помогать, могут делать многое: убирать за собой свои вещи, наводить порядок на столе после еды, выносить мусор. Однако лишь 15% детей способны, всегда одеваться сами, без родительских напоминаний. Важно помнить, что учение домашним  делам — процесс постепенный. Он может занять годы. Дети этого возраста могут поддерживать свое внимание к чему-либо лишь короткое время, они легко отвлекаются.

Вы посылаете их в ванную за полотенцем, а они начинают там пускать кораблики.  Домашние заботы, которые выглядят достаточно простыми для нас, — такие, как уборка в комнате, — могут оказаться сложными для ребенка. Чтобы приняться за такую работу, он должен сначала посмотреть на разбросанное и мысленно все рассортировать в соответствии с поставленной задачей. Это сложное умственное умение. Поэтому, когда пятилетний убирает свою комнату, мать садится рядом и направляет его действия: «Отлично, начнем с одежды. Уберем сначала ее. Ну, куда ее положить? Хорошо, а теперь уберем твои игрушки». Мать рассматривает элементы беспорядка один за одним до тех пор, пока в комнате не воцарится порядок. Поскольку у нас есть теперь более ясное представление о возможностях пятилетнего ребенка, не будем требовать, чтобы он занимался домашними делами без нашей поддержки. Если мать, целиком погруженная в приготовление обеда, резко бросает: «Пора садиться за стол. Прямо сейчас», то не исключено, что та заартачится. Но мать может сказать: «Мы начнем обед быстрее, если все помогут. Ты можешь помочь накрыть на стол. Я достала ножи, вилки, ложки и тарелки, и мы можем вместе с тобой разложить их». Тогда более охотно возьмется за свою долю работы. Вообще говоря, будет делать почти все, если предложить делать это вместе.

Шансы на сотрудничество с ребенком существенно возрастают, если вспомнить о факторе занимательности и им необходимо играть, то есть сделать задание настолько привлекательным, чтобы ребенок захотел включиться в него. 

Прежде всего поймите, что доставляет ребенку удовольствие. 

В большинстве случаев это несложно. Например, когда идёте с ребенком в магазин, приготовьте записку с названиями (или изображениями) продуктов, дайте их ребенку — пусть он по ним подберет нужное. Если ему нравится возиться в земле, предложите ему помочь вам полоть сорняки в саду.

Ваша дочь любит играть возле дома? Тогда (если зима) дайте ей детскую лопатку, пусть расчищает снег на дорожке к дому. Ваш сын любит все устраивать по-своему? Погрузите его в заботы о том, как лучше разместить ботинки и зонтики.

Родители должны сами подавать хороший пример. Если вы подходите к домашней работе как к задаче, как к вызову, а не как к чему-то нудному, если вы выражаете удовлетворение тем, что работа хорошо сделана, ваш ребенок в конце концов разделит этот подход. Наконец, когда вы предлагаете ребенку выполнить домашнюю работу, не ожидайте, что он сделает это безупречно.

Цель в том, чтобы развить в ребенке тягу к ответственности. Щедро хвалите его за то, что он сделал. Если результат его работы вас не устраивает, все равно не отпускайте сразу замечаний в его адрес. Дождитесь подходящего момента, когда ребенок получит подобное задание, и скажите: «Знаешь, ты хорошо поработал в прошлый раз, когда укладывал белье. Сегодня постарайся уложить его в ящик поаккуратнее.»

Усилия, которые вы предпримете для того, чтобы вовлечь ребенка в ритм домашних забот, многократно окупятся, когда ваш маленький помощник станет большим помощником.

Платить ли за домашнюю работу? Как Заставить Ребенка Помогать по Дому?

В этом возрасте дети могут впервые получить пусть небольшие карманные деньги. Многие родители интересуются: должно ли такое «пособие» предоставляться в обмен на выполнение ребенком определенных домашних обязанностей? Или не стоит связывать одно с другим?

Некоторые психологи склонны считать, что предоставление ребенку карманных денег не зависит от того, помогает ли он родителям. То, что мы даем ребенку деньги, — это часть наших обязательств по отношению к ребенку, а то, что он относит после обеда свою посуду в кухню или убирает свое белье, — это только свидетельство принадлежности к семье. И еще: а вдруг ребенок скажет: «У меня пока денег достаточно. Я не буду на этой неделе давать Рексу еду и воду». Как быть тогда?

Можно сделать различие между ежедневной, ожидаемой домашней работой (она не должна оплачиваться) и особой — такой, как помощь в мытье машины или разгребании снега, — за которую ребенку заплатят. Заранее придите к соглашению о сумме, которую он сможет получить.

Кроме того, для этих особых случаев стоит рассмотреть способы вознаграждения иные, нежели деньги. Может быть, таким вознаграждением окажется любимое блюдо на обед или поход в кино. 

7-10 лет Время Выполнять Обещания

В эти годы расширяется круг общения ребенка. Возникают новые обязанности и обязательства, становится актуальной тема выполнения и невыполнения этих обязанностей и обязательств — а вместе с тем такая тема, как обещания ребенка.

Сын твердо обещает своим родителям: приду с прогулки в назначенный час, уберусь в своей комнате, уроки все приготовлю. Родители возвращаются домой. Комната осталась неубранной, уроки до конца не сделаны, с улицы сын возвращается уже тогда, когда стемнело…

Еще хуже положение, когда обещания касаются не одного какого-то дела, даются не на один раз, а на более длительный срок: систематически делать зарядку по утрам, всегда убирать за собой свои вещи и игрушки, садиться за уроки в определенное время. Порой мало что меняется и в тех случаях, когда обещание дается не родителям и учителям, а самому себе, то есть когда наш маленький школьник сам принимает решение. Например, не включать телевизор до тех пор, пока все уроки не будут приготовлены.

Такое невыполнение данных ребенком обещаний или принятых им решений связано с рядом неприятных последствий. Во-первых, конечно, для него самого: за невыученные уроки следует возмездие в виде плохой отметки и малоприятных разговоров в школе и дома; за невыполнение поручения могут долго пилить, да вдобавок все равно придется сделать то, что обещал. Но и для взрослых хорошего в этом мало: добавляются заботы, и к тому же неизбежно приходится вступать в конфликт с нарушителем слова. И наконец родители горестно задумываются: вчера обещал и не выполнил, сегодня обещал и не выполнил — каким же он вырастет? 

Чтобы предотвратить эти случаи, надо прежде всего понять, почему так происходит.

Есть много разнообразных причин, по которым данное ребенком обещание оказывается невыполненным. Самая простая: ребенок, давая обещание, и не собирается его выполнять. Он просто хочет, чтобы его оставили в покое или он может забыть. Бывают и такие случаи, когда ребенок, увлеченный каким-либо делом, отвечает ‚ на наши требования обещанием, попросту плохо осознавая, о чем идет речь. 

Однако очень часто встречаются более сложные причины, приводящие к тому, что данное ребенком обещание остается невыполненным. Значит, надо выяснить, в каких случаях вообще приходится прибегать к обещаниям, когда ребенку принимать решение выполнить то или иное дело. Обещание, которое ребенок дает взрослому или самому себе, решая поступить так или иначе, обычно относится к таким поступкам, которые ребенку совсем не хочется выполнять или не очень хочется. Ведь если ребенок к чему-либо стремится и для удовлетворения этого стремления нет препятствий, он без всяких решений и обещаний берется за дело. Если он любит играть (читать или лепить), незачем его просить, чтобы он дал обещание обязательно поиграть или почитать. Он этого хочет и скорее принесет какое-нибудь другое дело в жертву любимому занятию. Как правило, решение или обещание необходимы в тех случаях, когда ребенку приходится отказываться от приятных занятий во имя не столь увлекательного, но важного и нужного дела.

Что же побуждает к этому ребенка? Что происходит в таких случаях?

 Попытаемся ответить на эти вопросы, опираясь не только на житейские наблюдения, но и на данные психологических исследований. Было проведено исследование, в котором изучалось, как ребенок принимает решение и как он его выполняет. Детям младшего школьного возраста предлагали выполнять довольно однообразную, неинтересную работу (надо было ставить точки в кружки, нанесенные на большие листы бумаги). Разным группам детей эта работа давалась на разных условиях. Одни должны были только решить, интересная она или нет, и МОГЛИ ВЫПОЛНИТЬ СТОЛЬКО, сколько захотят. Другим объясняли, что работа очень важная и нужная, и просили сделать как можно больше — сколько они СМОГУТ.

Что же происходило? В первой группе работа завершалась очень быстро: через две-три минуты дети заявляли, что работа неинтересная. Те же, которым задание было представлено как важное и нужное, работали значительно дольше и делали значительно больше. Итак, понимание значимости, важности дела может побудить ребенка к значительным усилиям (довольно длительное время выполнять неинтересную работу).

Теперь посмотрим, как же выполняют дети собственные намерения. Школьникам того же возраста предлагалась другая работа: они должны были изготовить из бумаги и картона мозаику для детского сада. Мозаика могла состоять из 12, 18, 24 или 30 деталей. Ребятам объяснили: чем сложнее мозаика, тем лучше — малышам интереснее будет играть.

Участие в этой работе было добровольным. Работа была несложной, все дети после показа быстро ею овладевали. Каждый самостоятельно выбирал тот образец, по которому он будет делать мозаику. Дети должны были выполнить свою работу дома и принести ее в школу к указанному сроку (через три дня). Трудности, с которыми ребенок встречался при выполнении работы, были в основном организационные: он должен был вспомнить о ней, найти для нее время, не растерять материал, который получил в школе.

Оказалось: чем сильнее школьники проникались желанием помочь малышам, тем большую по объему работу они выбирали. При этом они хорошо понимали, что, если в мозаике не хватит хотя бы нескольких деталей, ее нельзя будет отдать в детский сад. Школьникам, выбравшим работу не по силам, предлагали еще раз подумать, удастся ли им сделать такое большое количество деталей за три дня, хватит ли времени ит. д. Однако, как правило, все упорно настаивали на своем выборе  и в большинстве своем не смогли выполнить намеченное. Они приносили иногда часть работы, а иногда не приносили ничего.

Так как дети могли получать материал для этой работы пять раз, им каждый раз предлагали снова выбрать такой образец, который наверняка удалось бы сделать. Но большинство школьников выбирали хотя и немного меньшую, чем в первый раз, но все же едва ли выполнимую нагрузку. Они заявляли при этом: «Малышам ведь надо», «Им будет интересно в такую большую мозаику играть». Многие дети вели себя таким образом все пять раз. Конечно, они бывали очень смущены, не выполнив работу.

Вывод: дети часто хотят сделать больше, чем они могут, в момент принятия решения они не учитывают ни своих возможностей выполнить взятые на себя обязательства, ни тех трудностей, которые могут возникнуть по ходу дела.

В другом эксперименте эти обстоятельства обнаружились еще более наглядно. Ребенку предлагали в подарок игрушку (при этом он мог выбирать из трех игрушек ту, которая понравилась ему больше всего), но с условием, что он должен выполнить учебное задание, с которым — это заранее было установлено — справиться ему будет очень трудно. Выяснялось, что ребенок хорошо знает свои возможности в учебной деятельности и правильно себя оценивает. Все дети твердо знали, что не получат ничего, если задание будет выполнено плохо. Тем не менее почти все они выбирали ту игрушку, которая им нравилась больше всего.

У одного десятилетнего школьника спросили, о чем он думал, выбирая в качестве подарка конструктор, если знал, что полагающуюся при этом задачу не сможет решить. Он ответил: «А я не думал, просто хотел конструктор». И этот ответ типичен. Дети решают сначала заняться тем, чем очень хочется, — поиграть, посмотреть телевизор, а потом приняться за учебные дела. Они твердо уверены, что выполнят все намеченное, не учитывая, что потом они устанут, что им едва ли захочется прервать увлекательное занятие. Это решение определяется не возможностями, не реальными обстоятельствами, а преобладающей потребностью.

Вот и ответ на вопрос, который поставили перед собой.

В большинстве случаев обещания ребенка не пустые слова; они отражают его стремление, его потребность именно так поступить. Чем сильнее эта потребность, чем больше эмоциональных переживаний связано у ребенка с выполнением данного дела, тем настойчивее он обещает выполнить то, что от него требуется и тем тверже убежден, что ему это удастся.

Например, ребенок, получивший несколько раз подряд плохую отметку, вдруг осознает, к чему его поведение может привести, сколько тревог он доставляет своим родителям и самому себе. У него возникает сильное желание немедленно начать учиться лучше. В результате он либо твердо решает и сам себе обещает впредь относиться к занятиям серьезнее, либо дает такое обещание другим (родителям, учителям).

Нередко он очень активен, принимая соответствующее решение: составляет для себя план дополнительных занятий, более жесткий распорядок дня и т. д. И тем не менее очень  часто все это остается лишь благим порывом — мешают неожиданные для него трудности, старые привычки, другие потребности и интересы, с которыми он не может справиться. Обо всем этом он не думал, когда принимал свое решение или давал обещание.

Был ли этот ребенок искренен в тот момент, когда принималось решение? Безусловно. И чем сильнее была у него потребность учиться хорошо и, следовательно, чем  сильнее было переживание, связанное с плохими отметками, тем более решительно он обещает изменить свое поведение и тем  более короткие сроки он намечает для исправления.

То же часто происходит и в других случаях. Предположим, ребенок не выполнил порученного дела. Ему стыдно. Он жалеет мать, которой доставил неприятность, ему хочется  избавить ее от волнений, обрадовать её. Поэтому он охотно обещает впредь поступать так, как надо, и искренне собирается выполнить свое обещание. Но так же, как и в первом примере, более сильные потребности и интересы нередко мешают ему осуществить свои намерения. Ещё раз подчеркиваем: в этих случаях дети не столько не умеют учесть всех обстоятельств, связанных с выполнением обещания, сколько просто о них не думают.

Можно ли помочь детям в таких случаях? Не только можно, но и необходимо. Поскольку известны причины, вызывающие такое поведение, надо искать способы устранить их.

Прежде всего не надо забывать, что данное ребенком обещание вызвано добрыми, положительными побуждениями (желание помочь родителям, повысить успеваемость и т. д.).

Невыполнение таких обещаний связано не со злой волей ребенка, не с его пренебрежением к людям, которым дается обещание, а с различного рода трудностями как психологического, так и чисто житейского порядка.

Поэтому ясно, что в этих случаях корить ребенка за невыполнение обещания ни в коем случае нельзя. Это только озлобит его, вызовет протест, отдалит от взрослых; ребенок ведь чувствует, что он не виноват, — он хотел сделать все как надо, но что-то помешало. Достаточно, если он отчетливо увидит и осознает те отрицательные последствия (для него самого и для других), которые вызвала его неверность слову.

Далее, мы знаем, что сильный мотив побуждает ребенка давать необдуманные, часто слишком большие, невыполнимые обещания. И взрослые не должны обольщаться такими обещаниями; напротив, надо тактично вернуть ребенка на землю, помочь ему реально увидеть, какие решения он принимает, какие он дает обещания, может ли выполнить намеченное дело в назначенный срок и в намеченном объеме.

Например, школьник решил на следующем же уроке исправить двойку по математике, говорит об этом родителям и ждет их одобрения. 

Но ведь вы-то понимаете, что при тех пробелах, которые у него есть по этому предмету, он выполнить свое решение просто не в состоянии, как бы он этого ни хотел. И надо помочь ему превратить благой порыв в реальный план действий: наметить какой-то разумный срок для ликвидации пробелов, определить, что следует повторить из пройденного, как вести работу над теми разделами, которые он знает плохо или не знает совсем, и т. д.

Вместе с тем следует помнить, что, как бы плохо ни обстояло дело с успеваемостью школьника, он не сможет и не должен отказываться от всего прочего. Все это родителям следует учитывать, когда они помогают своему ребенку принять то или иное решение, связанное с учебной работой. То же должны учитывать родители и в тех случаях, когда обещание ребенка касается других дел (уборка, покупки, чтение, музыкальные занятия и т. д.).

И самое главное — ребенку необходима помощь не только в тот момент, когда он дает обещание или принимает решение, но также и тогда, когда он его выполняет. Ему надо помочь организовать свою деятельность, когда препятствия для выполнения намеченного возникают в виде других, более привлекательных потребностей.

Часто помощь здесь заключается в том, чтобы не дать возможности этим другим, конкурирующим потребностям стать преобладающими. Так, если родители знают, что именно может помешать их сыну или дочери хорошо и вовремя сделать уроки, они могут предупредить появление этих нежелательных препятствий. Например, они предлагают ребенку заранее условиться с товарищем, в котором часу тот позвонит, для того чтобы пойти погулять, на какой день можно купить билеты в кино.

Таких конкретных приемов каждый родитель может найти много; важно только уметь трезво оценивать их эффективность, не бить в одну точку, если прием не действует, не злоупотреблять одним и тем же приемом, даже если он удачен. Чем разнообразнее будут ваши подходы к ребенку, тем успешнее окажется помощь.

Оцените статью
BrightWoman.ru
Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: